luterane-ekb.ru

Сегодня

 

от Рождества Христова

SOLO SCRIPTURA

Гимн Реформации

"Твердыня наша -

Вечный Бог!"

1. Твердыня наша - вечный Бог,
Он - сила и защита.
Из бед Он выйти нам помог,
В Нем наша жизнь сокрыта!
Наш древний враг не спит,
Нам гибелью грозит;
Он - древний, хитрый змей -
Спешит губить людей,
Он мира князь жестокий.

2. От века грозного врага
Не одолеем сами,
Один лишь может, без труда,
Сковать его цепями.
Кто Он? - звучит вопрос.
Господь Иисус Христос!
Он был, есть и грядет,
Он Тот же в род и род -
Всесильный Победитель.

3. Когда враги голодным львам
Нас кинут на съеденье,
Господень Ангел будет там,
Подаст нам избавленье.
Князь тьмы рычит, как лев,
Его ужасен гнев,
Пожрать нас хочет он,
Но сам он обречен
На вечную погибель.

4. Господне Слово устоит,
Господь пребудет с нами.
Он нас поддержит, укрепит
Духовными дарами.
Пусть нас лишат враги
Свободы и семьи,
Их на кривых путях
Ждут беды, смерть и мрак,
А нам Господь даст Царство.

Мартин Лютер



М. Лютер: "Христос как единственный Источник откровения"

Стремление получить ответ привело Лютера к поискам Бога там, где Он явил Себя, а именно во плоти Иисуса Христа, нашего Господа, Который есть единственный Источник откровения о Боге.

«Пророк Исаия сказал: "Народ, ходящий во тьме, увидит великий". Не полагаете ли вы, что это и есть тот свет невыразимый, каковым нам дозволено узреть сердце Божье и глубину Божественности? И что дозволено нам также понять и помыслы дьявола, и греха, и то, как освободить себя от него, и сущность смерти, и как нам спастись. И что есть человек, и что есть мир, и как надобно нам себя в нем. Ранее никто не знал в точности, что такое Бог и есть бесы; что такое грех и смерть, не говоря уже о том, как можно спастись. Все это дано нам Христом. В этом тексте Он назван Крепким и Чудным.

Он единственный способен избавить человека от рабства греха и от врат смерти. Он Единственный — надежда всякого сообщества, способного существовать на земле. Где людям неведомо Вифлеем Дитя, там раздоры, вражда и война. Ангелы провозгласили м земле, и так должно быть для знающих и приемлющих сию Библию. Ибо что там, где нет Иисуса Христа? Что являет собой мир, если совершенный ад, где лишь ложь, воровство, обжорство, пьянство, разврат, ссоры и убийства. Это сам дьявол наяву. Нет ни доброты чести. Никто никому не может верить. К друзьям следует относ столь же недоверчиво, как к врагам, а то и еще недоверчивее, царство мира, где дьявол владычествует и правит. Но ангелы своею песнью извещают, что познавшие и принявшие Младенца Иисуса не только чтят Бога, но и к своим собратьям относятся как к пребывая в мирном расположении, являя готовность помочь любому и наставить его. Они свободны от зависти и раздоров, христианский путь покоен и дружелюбен в мире и братской любви, где всякий с радостью сделает для другого все, что только может».

В таком случае все представлялось простым. «Уверуйте в Господа Иисуса Христа и спасены будете» — но вера во Христа далеко не столь проста и легка, ибо Он — удивительный царь, оставляющий Свой народ вместо того, чтобы защищать его. Прежде чем спасти, Он превращает человека в отчаявшегося грешника. Прежде чем даровать мудрость, Он превращает человека в глупца. Прежде чем даровать жизнь, Он убивает. Прежде чем даровать почести, Он ввергает человека в бесчестье. Это странный царь, Который ближе всего, когда Он далек, и дальше всего, когда Он рядом.

Попытка Эразма сделать христианство простым и легким никоим образом не устраивала Лютера по той причине, что Христос должен ввергать в глубочайший соблазн. Необходимо прежде продемонстрировать человеку его испорченность, и лишь затем станет возможным раскрыть ему глаза. Один из студентов Лютера вспоминал:

«В канун Рождества 1538 года доктор Мартин Лютер был необычайно весел. Все слова его, песни и помыслы были о воплощении Господа нашего. Затем, вздохнув, он сказал: “О, бедные мы люди, если мы столь холодны и безразличны к дарованной нам великой радости. Сие воистину есть величайший дар, далеко превосходящий все остальное из сотворенного Богом. А вера наша слаба, хотя ангелы провозглашают и проповедуют, и поют, и в праведной их песне вся сущность христианской религии, ибо в словах “слава в вышних Богу" заключена вся суть богопоклонения. Этого ангелы желают нам, и это принесено нам во Христе. Ибо мир от грехопадения Адама не знает ни Бога, ни Его творения. Сколь чудесны, праведны и счастливы были бы помыслы человека, не впади он во грех! Как мог бы он размышлять о проявлении Бога во всем Его творении и видел бы в самом малом и неприметном цветке всемогущую мудрость и благость Божью! Всякое дерево и всякая ветвь должны цениться превыше золота или серебра.

И при верном рассуждении всякое зеленое дерево, несомненно, прекраснее золота или серебра. Размышления о творении в целом и особенно об украшающих землю простейших полевых травах со всей очевидностью доказывают, что Господь Бог наш Своим созидательным талантом превосходит всякого художника. Адам и дети его могли бы прославиться во всем этом, но прискорбное грехопадение обесчестило Творца и оскорбило Его. Вот отчего прекраснейшие ангелы призывают падших людей вновь уверовать во Христа и возлюбить Его, чтобы одному лишь Богу воздавать почести и иметь возможность прожить эту жизнь в мире с Богом и друг с другом"».

Причина, по которой вера столь тяжела, а разум столь несостоятелен, далеко выходит за пределы разума. Лютер часто обрушивался на разум, отчего его изображали законченным иррационалистом в религии. Этим совершенно искажались его намерения. Он использовал все возможности разума в смысле логики. В Вормсе и других местах Лютер часто просил, чтобы его наставили на основании Писания и разума. В этом смысле разум означал логические выводы из известных предпосылок; когда же Лютер обрушивался на разум-блудницу, он подразумевал нечто совсем иное. Лучше всего, наверное, назвать это здравым смыслом. Он подразумевал то, как человек обычно ведет себя, чувствует и думает. Недоступны для человека не слова Божьи — совершенно непостижимы Его деяния.

«Когда мне говорят, что Бог стал человеком, я могу согласиться с этим, но совершенно не понимаю, что это означает. Ибо какой человек, если дать ему возможность следовать своим естественным побуждениям, будь он Богом, способен смирить себя до того, чтобы лежать в яслях для осла или висеть на кресте? Бог возложил на Христа все наши беззакония.

Именно эту невыразимую и бесконечную милость Божью убогое человеческое сердце не способно уразуметь и уж тем более выразить — эту неизмеримую глубину и пылающий жар обращен¬ной к нам любви Божьей. И воистину щедроты милосердия Божьего не только затрудняют нам веру, но и вызывают недоверие. Ибо я слышу не только о том, что Бог всемогущий, Творец и Создатель всего сущего, благ и милосерден, но также и то, что Всевышний столь неравнодушен ко мне, падшему грешнику, сыну гнева, обреченному на погибель вечную, что, не пожалев Сына Своего единственного, Он послал Его на самую унизительную смерть, дабы, вися между двумя разбойниками, Он стал бы проклятием и грехом вместо меня, чтобы я стал праведным, благословенным, сыном и наследником Божьим. Кто способен в достаточной мере выразить столь необычайную в своем величии благость Божью? Поэтому Священное Писание повествует никак не о вопросах философских или политических, но о совсем ином, а именно — о невыразимых и совершенных Божественных дарах, далеко выходящих за пределы способностей как людей, так и ангелов».

Лишь в Боге возможно обрести мир. Бога можно познать лишь через Христа, но как приблизиться ко Христу, когда пути Его столь же непостижимы? Ответ на это заключается не в том, что мы видим, но в вере, радостно спасающей во тьме. Но опять же как можно прийти к такой вере? Она – дар Божий. Ее невозможно приобрести каким-либо волевым актом.

Роланд Бейтон. "На сем стою..."

Мартин Лютер

VTEM Login - модуль joomla Видео