luterane-ekb.ru

Сегодня

 

от Рождества Христова

ВТОРАЯ НЕДЕЛЯ АДВЕНТА

Юбилейный год Реформации



Епископ о. Всеволод Лыткин на конференции к юбилею Реформации в семинарии СЕЛЦ

Гор. Новосибирск, 04 ноября 2017 г.

Добрый вечер, и спасибо за приглашение.

Честно говоря, я не совсем понял, о чём должен говорить, поэтому позвольте мне просто рассказать вам немного об истории лютеранства в России.

Лютеранская Церковь относит себя к традиционным религиозным конфессиям.  Богословски и литургически наша Церковь находится примерно посередине между православием и католицизмом. Мы придерживаемся древних традиций, заботливо сохраняем апостольское предание и преемство рукоположений, чтим постановления соборов и цитируем отцов Церкви. Мы очень серьёзно относимся к литургии, службы у нас выглядят красиво и торжественно.

Наша Церковь, хотя она, увы, носит имя немецкого богослова, основывается не на его учении, а на учении апостолов, и ведёт начало от них же, а не от Мартина Лютера.

Иногда не очень образованные люди приписывают нам то, чего у нас нет, но мы к этому привыкли. Впрочем, в нашей стране царит полная религиозная безграмотность, так что люди приписывают то, чего нет, не только нам, но и православным и католикам, а уж про баптистов, которые, якобы, приносят в жертву детей, я и вообще молчу.

Понятно, что такая безграмотность является следствием безграмотности всеобщей, тотальной необразованности наших ближних. Этому, конечно, немало способствовало советское время, но следует признать, что и до него, в дореволюционное время люди в нашей стране не отличались особой образованностью.

Я помню, читал в мемуарах одного баптистского проповедника, как в году где-то тысяча девятьсот девятнадцатом, он шёл по улице в Петрограде, и увидел, как группа солдат громит продуктовую лавку. Он подошёл к ним и смело спросил: чего же вы это делаете? Разве так учил Христос в Евангелии? На что один из солдат ответил: а нешто мы это Евангелие читали? Мы только крышку его целовали.

Понятно, что история не имеет сослагательного наклонения, но, наверное, эта всеобщая безграмотность и привела к таким катастрофи-ческим последствиям, и ко всему, что было после октябрьского переворота.

Но не хочу говорить о политике, для этого есть другие люди.

***

Читайте также:

Богословская конференция СЕЛЦ.

Юбилей Реформации.

      Итак, первые лютеране появились в России практически сразу после Реформации. (Реформацией назовём попытку католических священников вернуть их Церковь от средневековых злоупотреблений к чистоте учения апостолов и отцов Церкви).  Итак, первые лютеране появились в нашей стране практически сразу после Реформации.  Они были приняты крайне доброжелательно, и пользовались покровительством российских царей. Первое лютеранское церковное здание было освящено в Москве в 1576 году, и таким образом лютеранство насчитывает здесь более 4-х веков.

Мы в нашей стране находимся дольше, чем Московская патриархия (я имею в виду, что церковный раскол в российском православии произо-шёл через сто лет после того, как лютеранство появилось в России).

Мы давно уже стали частью истории России.  И не только частью истории, но лютеране как никто другой способствовали культурному и интеллектуальному развитию нашей страны. Было время, когда большинство членов Академии наук были христианами лютеранского исповедания.

***

Российские лютеране занимали видные посты, руководили министер-ствами и ведомствами, участвовали в работе Государственной Думы. Например, в 1853 г. число лютеран в Государственном совете достигало 16% (9 из 55 человек), в Комитете министров – 11% (2 из 18 человек), в Сенате – 10% (12 из 113 человек), среди губернаторов – 18% (9 из 49 человек).

Не буду больше грузить вас цифрами, просто перечислю некоторые имена.  Итак, лютеранами были министр иностранных дел барон Андрей Будберг (1750-1812), министр народного просвещения князь Карл Ливен (1767-1844), министры финансов Егор Канкрин (1774-1845) и Михаил Рейтерн (1820-1890), председатели Комитета министров Николай Бунге (1823-1895) и граф Сергей Витте (1849-1915).

Лютеране составляли военную элиту России. Среди них был, например, генерал-фельдмаршал, герой Отечественной войны 1812 г., князь Михаил (Богданович) Барклай де Толли (интересно, что недавно появилось научное исследование, которое приписывает победу в той войне именно Барклаю де Толли, а не Кутузову).

Помните, в «Евгении Онегине»:

Гроза двенадцатого года
Настала – кто тут нам помог?
Остервенение народа,
Барклай, зима иль русский бог?

Вообще, к слову, в той войне из 550 генералов 117 были лютеранами, и это вызвало даже недовольство у некоторых православных офицеров.

(Кстати, учеником Барклая де Толли был генерал Алексей Ермолов, кажется, единственный идеальный российский правитель на Кавказе. О нём, помните, Пушкин писал в «Кавказском пленнике»: «Смирись, Кавказ: идёт Ермолов!»)

Невозможно переоценить значение, которое оказали лютеране на российскую культуру и науку. Лютеране начали играть всё более заметную роль в русской науке и культуре в результате реформ Петра I. Так, славист Генрих Лудольф составил первую грамматику русского языка (1696). Рождение русской исторической науки состоялось при участии петровских академиков Миллера, Байера, Штритера и Щлёцера.

Пастор Иоганн Глюк (фамилия звучит смешно, но с немецкого это слово переводится как «счастье») в начале 18-го века начал обучать русских дворян иностранным языкам, потом открыл (1704 г.) первую в Москве гимназию для юношей.

Ну, а про Академию наук я уже сказал. В середине того же 18-го века из 111 академиков Российской Академии наук 71 были лютеранами.

Лютеране предложили первую в стране систему социального страхования нищих (пастор И. Грот); создали первую всесословную общеобразова-тельную светскую школу (Москва, вышеупомянутый пастор Глюк).

Вообще, скажу вам, что лютеране всегда были помешаны на образовании. В лютеранских странах, уже 300 лет назад, если человек не умел читать, он не мог быть полноценным членом общины. Например, не мог вступить в церковный брак (а других-то и не было). Поэтому даже крестьяне умели читать. Церковь организовывала для крестьян специальные зимние школы (зимние – потому, что зимой у крестьян не было особенно много работы).

Первое училище для глухонемых (1860) и школа для слепых (1882) были созданы лютеранским епископом Генрихом Дикгофом (1833–1911).

***

Кстати, сейчас в нашей Церкви служит один глухонемой диакон, в приходе в Чите.

Как вы знаете, в нашей стране очень трудно и унизительно быть инвалидом. Среди инвалидов большинство людей необразованны, и некоторые даже не умеют читать и писать. Наверное, вы встречали в поездах глухонемых торговцев, которые ходят по вагонам и продают всякие книжки и журналы. Часто люди не верят, что эти торговцы – реальные глухонемые. Но они реальные. Просто это почти единственный бизнес, который им удалось «захватить». И мои прихожане тоже есть среди этих торговцев.

Вот почему так важно для Церкви, чтобы в ней были глухонемые священники: мы показываем тем самым, что глухонемые – не второсортные, но нормальные люди, и могут даже служить в Церкви.

Ну, а ещё это важно потому, что в истории Церкви было разное отношение к глухонемым. Например, святой Августин писал, что глухие вообще не могут спастись.  Потому что, как сказано у святого Павла в Послании к Римлянам, вера от слышания», а если человек не может слышать, как же он поверит в Бога?..  

И вот, мы доказываем, что в данном случае святой Августин был не прав. Глухие могут слышать, просто слышат они глазами, а не ушами.

***

Идём дальше. Пастор Иоганн Грегори (1631–1675) вошёл в историю как организатор первого придворного театра в Москве, артистами которого были ученики лютеранской школы.  В день первого представления пьесы «Артаксерксово действо», 17 октября 1672 г., царь Алексей Михайлович «в удивлении... смотрел целых десять часов, не вставая с места». После премьеры государь наградил лютеранского пастора 42 соболями и разрешил ему беспошлинно варить пиво для домашнего обихода. :)

К числу самых известных лютеран относятся также: мореплаватели Фаддей Беллинсгаузен и Иван Крузенштерн; адмирал Фердинанд Врангель (его именем назван остров Врангеля в Северном Ледовитом океане, а одним из потомков является, наверное, более знаменитый Врангель – Пётр Николаевич, один из руководителей Белой армии);
филолог, поэт и академик Александр Востоков (1781-1864); друг Пушкина, поэт Антон Дельвиг (1798-1831).

А другой друг Пушкина, знаменитый декабрист Кюхельбекер (1797-1846) писал церковные гимны, некоторые из которых и до сих пор поём, например, вот этот, пасхальный, гимн:

Душа моя, ликуй и пой, наследница небес:
Христос воскрес, Спаситель твой воистину воскрес!
Так! Ад пред Сильным изнемог: из гробовых вериг,
Из ночи смерти Сына Бог, и с Ним – тебя, воздвиг.

Из света вечного Господь сошёл в жилище тьмы.
Облёкся в персть, оделся в плоть – да не погибнем мы!
Неизреченная любовь, всех таинств высота!
За нас Свою святую Кровь Он пролил со креста.

(Знаете, вообще, этот гимн идеально соответствует лютеранскому катехизису, его – гимн – мог написать только прилежный выпускник воскресной школы).

Лютеранином был этнограф Владимир Даль (помните словарь Даля?). А Храм Христа Спасителя в Москве (да-да, тот самый, помните, у Галича,

Помню, глуп я был и мал,
Слышал от родителя,
Как родитель мой ломал
Храм Христа Спасителя).

Так вот, Храм Христа Спасителя строил лютеранин – архитектор Александр Витберг (1787-1855).

Из более современных оставивших свой след в культуре лютеран упомяну, например, Осипа Мандельштама и Зинаиду Гиппиус. Помните, её

Звуков хотим – но созвучий боимся,
Праздным желаньем пределов томимся,
Вечно их любим, вечно страдая –
И умираем, не достигая.

Очень приятная такая лютеранская меланхолия.  :)

И из Мандельштама (помните его «Я на прогулке похороны встретил»?):

Кто б ни был ты, покойный лютеранин, –
Тебя легко и просто хоронили.
Был взор слезой приличной затуманен,
И сдержанно колокола звонили.

И думал я: витийствовать не надо.
Мы не пророки, даже не предтечи,
Не любим рая, не боимся ада,
И в полдень матовый горим, как свечи.

***

Вернёмся назад, от поэзии к жизни.  Кстати, возможно, что и автор октябрьского переворота Владимир Ленин мог быть по крещению лютеранином, по крайней мере, его мать происходила из лютеранской семьи.   Если он был тоже лютеранин, то мне стыдно, но, как говорится, в семье не без урода.

Итак, невозможно переоценить вклад лютеран в культуру, образование, экономику и политику в Российской Империи.

В течение веков лютеранство успешно развивалось и пользовалось большой свободой. Собственно, до революции только две конфессии пользовались свободой в нашей стране: православие и лютеранство.

Сто лет назад (собственно, до октябрьского переворота) лютеранские приходы можно было найти в любой точке Империи. Даже в городе Грозный, даже на Камчатке и на Сахалине жили лютеране.

Лютеранская Церковь имела 287 храмов и окормляла более шести миллионов человек. Это было почти 5 процентов населения. По некоторым данным, прихожане говорили на 26 языках.

Конечно, всё катастрофически изменилось после прихода к власти большевиков. Практически сразу коммунисты начали уничтожать христианство. Представьте себе, что только за первые четыре года правления Ленина 360 тысяч священников, монахов и монахинь были убиты.

Конечно, прежде всего, речь идёт о православных, но эта гигантская цифра включает в себя и множество лютеран. Иногда их даже и расстреливали вместе – священников разных конфессий, как, например, в январе 1919 года, во время «знаменитого» тартуского расстрела.

Для лютеран тогда наступили страшные времена. Вслед за показательными процессами над православным и католическим духовенством и мирянами в середине 20-х власти принялись за лютеран.

Здания были конфискованы, а священники арестованы и либо рас-стреляны, либо умерли в лагерях. Так, в 1927 году в СССР было ещё 114 лютеранских священников, в 1934-м – 45, в 1936-м – 8, а к концу 30-х – уже ни одного.

Последний лютеранский священник (Пётр Бистер) был арестован в конце тридцатых, бежал из тюрьмы, служил тайно в Ленинграде, потом был снова арестован и умер в тюрьме в городе Златоуст (Челябинская область) в 1941 году. Таким образом, с лютеранством в нашей стране было покончено.

***

Возрождение лютеранства началось в конце 60-х годов прошлого века благодаря лютеранам из Латвии и Эстонии. Оттуда священники начали понемногу выезжать в разные части России и Казахстана, чтобы найти и помочь сохранившим веру мирянам.  

Так были организованы приходы в Ленинградской области, в Сибири и северном Казахстане.

После крушения колосса на глиняных ногах, лютеранство стало восстанавливаться быстрее. Были организованы первые церковные структуры, в том числе, и у нас в Сибири.

Я был рукоположен в священники в 1993-м году (ровно 20 лет назад) в Таллинне и стал первым священником Эстонской Евангелическо-Лютеранской Церкви, который постоянно жил в Сибири. Я был священником Верхнесуэтукского прихода. Этот приход был создан в середине 19-го века в деревне Верхний Суэтук Красноярского края, и всегда был в списках приходов Эстонской Церкви.

Ну, а потом всё продолжило развиваться, был формально создан приход в Новосибирске, потом созданы или восстановлены приходы в других соседних городах. Было создано Сибирское пробство Эстонской Церкви. Потом (прежде всего – из-за ухудшения отношений между Эстонией и Россией) Архиепископ принял решение дать сибирякам автокефалию.

***

Вот такая история.  Но, кажется, я много сказал.  Добавлю совсем чуть-чуть. Сейчас лютеранство переживает сложные времена.  Мы очень бедны, нас мало, все наши храмы в Сибири были разрушены, и у нас нет таких средств, чтобы восстанавливать их.  Но мы свободны.  Нас не сажают в грузовики и не увозят на расстрел, мы можем служить людям и учить в семинарии будущих священников.

Но, конечно, лютеранство в нашей стране никогда уже не будет таким, каким оно было сто лет назад.

В том числе, и потому, что мир, в котором мы живём, вошёл уже в пост-христианскую эру.  В этом, безусловно, есть и наши вина.  Знаете, признаюсь честно, иногда мне кажется, что христианам просто нечего сказать этому миру, мы живём в разных культурах, говорим на разных языках.

Хотя, наверное, я преувеличиваю, потому что в наших приходах довольно много молодёжи.  Мы открыты.  Мы ни на кого не нападаем. Мы приветливы.  К нам могут приходить люди хоть с зелёным гребешком на голове, и они будут приняты с пониманием и радушием.

У наших священников имидж образованных и толерантных людей. Часто поэтому к нам заходят просто с улицы, чтобы поговорить на очень личные темы, и мы, безусловно, сохраним в тайне всё услышанное.

Всё же, трудно смотреть в будущее с оптимизмом, но ведь это и не важно.  Главное, что люди приходят, слушают, крестятся, причащаются.

Лютеране очень большое значение придают обучению и проповеди – понятной проповеди на понятном языке. Центром нашей проповеди является Господь Иисус Христос, Сын Божий, пришедший на землю, чтобы умереть за грехи всех людей. И за ваши грехи тоже.

Прощение грехов даётся нам не абстрактно (в Христианстве вообще нет абстракций и символов, в христианстве всё реально), но вполне конкретным и видимым образом.

Следуя отцам Церкви, говорившим, что «вне Церкви нет спасения», лютеране считают, что невозможно «просто верить в Бога» и не ходить в церковь. Ведь именно для того, чтобы спасти людей, Христос создал на земле Свою Церковь.  Именно в церкви спасение приходит к нам через слово и таинства: через крещение, исповедь, евхаристию.  Всё это установил Господь, потому что, как писал святой апостол Павел, «Бог хочет, чтобы все люди спаслись».  Среди этих людей и вы тоже.

Говорят, что запоминается последнее слово.  Спасибо за внимание.

о. Всеволод Лыткин, Епископ СЕЛЦ.

Поделиться в социальных сетях

Епископ Церкви

Приходы СЕЛЦ

Приход святого Луки. Город Абакан респ. Хакассия

655016, Хакасия, г. Абакан, ул. Катерная, 69

Настоятель: Павел Заякин

Приход святой Марии. Город Томск

Имя: Святой Марии

Настоятель: о. Александр Ган

Приход Благовещения. Город Москва

Приход Благовещения.

Настоятель: о. Иван Чернышев.

VTEM Login - модуль joomla Видео